ку

Верхний пост

А напишу-ка я верхний пост, раз уж у всех он есть.

Добро пожаловать, господа и дамы, в мой журнал.

ЖЖ - моя основная среда обитания в интернете, бываю я тут довольно часто и не всегда по делу.
В моем журнале вы можете найти:
- лытдыбры (куда ж мы без родимых)
- стихи (мои и чужие, чаще все-таки чужие)
- поучительные статьи (работаю на медицинском ресурсе, пишу научно-популярную фигню про искривление позвоночника, прыщи, интимную гигиену и межполовые взаимоотношения)
- много всякой мистической фигни (время от времени я вспоминаю, что потусторонние истории - мое основное увлечение, и начинаю люто, бешено постить на эту тему)
- отчеты о фильмах, концертах и тэпэ
- ну и прочего всего по мелочи.

Я человек добрый и терпеливый, правил поведения в моем журнале сочинять не собираюсь, банить никого не баню. Бывает, расфренживаю - здесь я нетактичная сволочь. Потому как френдленту я читаю от корки до корки, так стараюсь туда кого попало не пихать. Уж не обессудьте. Учета френдам не веду, если меня кто-то расфренживает, я не обижаюсь - и жду того же от всех остальных.
Впрочем, если кто-то меня активно каментит, могу и пустой журнал зафрендить, мне не жалко для хорошего человека.

Язычница.

Быдло и хамячок.

Люблю и любима.

Миссия невыполнима

Вчера ЖЖ не читала, а когда появилась свободная минутка, хотела посмотреть, так там плачущий большевик козел ошибку показывал. А сегодня я вдогонку к вчерашнему посту маленькое такое дополнение дам. Если вопрос "ты меня любишь?" не особо полезен отношениям, но, как привели примеры читатели, может быть частью внутренних игр пары, то "А-а-а, ты меня не любишь!" - типичный вопль ребенка, который любить не умеет ВООБЩЕ. Или, в крайнем случае, любит на уровне трех-четырехлетнего ребенка: сейчас люблю, а через пять минут, когда конфету не дали, не люблю.

Collapse )



Подписаться
радость

Нарыла чью-то самопальную песенку. Умиляюсь.

Братец Ингвар

G
Послушай, братец Ингвар,
C
давай построим драккар,
G
С широкой палубой
D
пятнадцать на пять.

На каждый борт по щиту
И две каюты внизу,
Где местных женщин
Будем мы соблазнять.

Мы нарисуем на нём
Всё то о чём мы поём,
Когда упьёмся
До влюблённых слонов.
Девчонки любят таких -
Ты сам писал этот стих,
Хотя и я краснел
За несколько слов.

Ты вспомни оргию ту
И нарисуй на борту.
Всё то, что слишком пошло,
Можно убрать.
И в свете утренних звёзд
Не успеет высохнуть нос,
Как толпы женщин
нас придут осаждать.

Побольше будет цветов,
Помиеньше матерных слов...
Мы всё закончили,
Братишка Ингвар!
И я не верю глазам -
Да нахрен женщины нам,
Когда у нас
такой отличный драккар!
ку

Проклятый поэт

Возлюбленная Ворона фотографировала меня сегодня на Винзаводе. Концепт фотосессии таков: Проклятый поэт, некая сборная солянка из Артюра Рембо, молодого Маяковского и Есенина (плюс цилиндр, который еще и Пушкина туда приплел). Андрогинность, невинность пополам с пресыщенностью, цинизм пополам с наивностью, абсент и гашиш) и парижские бордели). Не знаю, удалось ли мне одной и той же мордочкой изобразить и абсент, и бордели, и полет поэтической души, однако ж результат мне нравится до дрожи в коленках.



Ворона, я люблю тебя всем сердцем.
манга

Слышишь козодоя стон...

Выкладываю у себя пост, написанный мной для сообщества americanlegends

А рассказ у нас пойдет еще об одной легенде Дикого Запада - о Кейси Джонсе (не путать с другом черепашек-ниндзя, который в хоккейной маске). Как и герою предыдущего поста, Кейси изрядно не повезло - как в жизни, так и после смерти. И если невезение номер один сделало его национальным героем, то невезение номер два отняло у его имени изрядную часть героического флера. Collapse )
ку

Про снайперов

Сегодня сон приснился, как будто я на концерте "Ночных снайперов", причем прошлой версии, снайперов пятнадцатилетней давности. Худая, немыслимо прекрасная Арбенина с ассимметричной стрижкой, трогательным хохолком на затылке и нервным профилем. Сурганова. Я их вижу сбоку, потому что сижу на краешке сцены, почти за кулисами. Сижу почему-то голая, закутавшись в черное шерстяное покрывало, которое постоянно порывается сползти.
Первое отделение - сплошной эстетический оргазм. А на втором отделении меня настиг когнитивный диссонанс: Арбенина и Сурганова вышли в малопонятных балахонистых платьях до полу, почему-то сшитых соответственно правым и левым рукавами, так, что мои прекрасные женщины держались за руки и не могли расцепиться. Я еще отметила про себя, что это, конечно, стильно, да уж больно по-девчачьи, как пародия на группу "Тату". Но самый песец начался, когда они подошли к микрофону и на лютом драйве под восторги зала исполнили "Плчь-плачь, танцуй-танцуй, беги от меня, я твои слезы".
Кажется, тут-то я свое покрывало потеряла окончательно...
Я по ним скучаю.

Помню, каким шоком и открытием была дла меня "Тригонометрия" - первый альбом БЕЗ Сургановой, в котором все ее скрипичные соло были заменены саксофоном, который настолько лез на передний план, что перекрывал даже Дианин вокал. Это все смотрелось беспомощно и отчаянно, как будто сунутый кому-то под нос фак в истерике, со всхлипами.
Возможно, я сама себе много напридумывала, но я так это все тогда воспринимала.

Грущу.



ку

Из старого

Душный июль тяготит, как пустая обида.
В небе Медведица звякает ручкой ковша.
В нашем дворе две рябины – настолько корявые с виду,
Что не спасает святая рябинья душа.
Меланхолически вытянув тощую лапу,
Грязный котенок гоняет испуганных блох.
Черная бабочка истово бьется о лампу,
Словно там спрятан обидчивый бабочий бог.
Лампа чадит, освещая издерганный профиль
(длинный реестр суицидов, скорбей и обид).
Чайник кипит – и гуляет туман по Голгофе
Маленькой кухни, где гостья сегодня сидит.
Непоправимо, нелепо, ненужно воскреснув,
Встав из руин дневниковых и прочей трухи,
Чашку разбив и заняв нелюбимое кресло,
Гостья из прошлого нудно читает стихи...
В этих стихах – как в квартире пустой, полутемной,
Стылый сквозняк – и ненужность прижалась в углу.
Черные бабочки бьются в горячие стекла.
Тень удлиняется, тихо ползет по столу…

Бабочки бьются. А впрочем, темно и неясно,
Кем ты была, ну а кем никогда не была.
Звякает ковш. И предательски: «Как ты прекрасна!» -
Гостье из прошлого шепчут мои зеркала.